Вверх
Отзывы Катер МО-4 Прототип героя романа Рыжий Кот Кадр из кинохроники о евпаторийском десанте Кадр из кинохроники о евпаторийском десанте Картина в Евпаторийском музее Первоначальный памятник на месте гибели тральщика ВЗРЫВАТЕЛЬ Центральный вход в мемориальный комплекс КРАСНАЯ ГОРКА Главная страница Евпатория в войне Евпаторийцы. Люди и судьбы Печать. Книги Фото. Видео Форум. Анонсы Памятник Н.А.Токареву на Театральной площади Евпатории Один из руководителей евпаторийского десанта Н.В.Буслаев
      Евпатория военная

В боях за Крым. Освобождение Евпатории

Дивизия пополнилась людьми. Ее оснастили оружием, созданным советскими конструкторами, инженерами и рабочими. Мы получили 57, 76 и 152-мм пушки, 82, 120 и 160-мм минометы образца 1943 года. На вооружение танковых частей поступили машины: Т-34–85, ИС-2 и самоходки СУ-85 и СУ-152. В стрелковых подразделениях появились станковый пулемет конструктора Л. М. Горюнова (СГ-43) и пистолет-пулемет конструктора А. С. Судаева (ППС-43).

Теперь дни и ночи проходили в учебе. Надо было в короткие сроки овладеть новым оружием, ввести в боевой строй молодых бойцов. В этом направлении работали командиры и политработники. И, как всегда, им активно помогали агитаторы взводов, расчетов и отделений.

Тематика докладов и бесед была разнообразной — от международного положения страны до конкретных задач, стоящих перед подразделением. Агитаторы знакомили молодых бойцов с традициями гвардейцев, раскрывали опыт, приобретенный в последних боях.

Очередной семинар посвящался Крыму. Я рассказал агитаторам о его истории, о том, как в 1920 году полки Красной Армии штурмовали Перекоп, о первой и второй героической обороне Севастополя. На семинаре выступил командир батареи гвардии старший лейтенант С.Д. Солощенко. Он подробно, со знанием дела рассказал о новой технике, поступившей на вооружение полка. Участники семинара получили памятки о действиях в наступлении, адресованные артиллеристам, минометчикам, автоматчикам и пулеметчикам.

Примечательно, что агитаторы не ограничивались информацией, все чаще выступали в роли организаторов. Они активно поддерживали начинания, направленные на лучшую подготовку к предстоящим боям. Так, во 2-й роте по инициативе гвардии рядового Василия Титова стрелки учились преодолевать минные поля и проволочные заграждения. Им помогали саперы. Прошло дней десять, и в роте не было человека, не умевшего обезвреживать вражеские мины. Почин Титова благодаря агитаторам был подхвачен в других подразделениях.

Командир соседнего 71-го гвардейского Краснознаменного полка гвардии майор Т.И. Степанов настойчиво учил подчиненных приемам рукопашного боя. Он считал, что при штурме Перекопа это необходимо. Почин Терентия Ивановича подхватили (не без помощи агитаторов) во всех полках. Попутно замечу, Степанов был превосходным спортсменом, окончившим институт физкультуры. Он много сделал для развития военно-прикладных видов спорта.

Приемами рукопашного боя первыми в нашем полку овладели разведчики. Агитатор взвода разведки гвардий старший сержант Александр Горячев провел на эту тему несколько показательных занятий с помкомвзводов полка, а те в свою очередь — с бойцами и сержантами.

В частях большое внимание уделялось взаимодействию подразделений. Его отрабатывали главным образом на тактических учениях, которые проводились в условиях, максимально приближенных к реальной боевой обстановке.

В начале марта 1944 года 2-й стрелковый батальон провел показательное тактическое учение, на котором присутствовал командный состав всех дивизий 2-й гвардейской армии. Перед началом учения командующий армией гвардии генерал-лейтенант Г.Ф. Захаров побеседовал с личным составом батальона, проверил, как солдаты и сержанты знают оружие, свои задачи. Командиров взводов, рот и батарей он спрашивал, как они будут управлять своими подразделениями и взаимодействовать друг с другом непосредственно в бою.

Член Военного совета гвардии генерал-майор В.И. Черешнюк и начальник политотдела армии гвардии полковник А.Я. Cергеев познакомились с политработниками батальона, парторгами, комсоргами рот, со многими агитаторами взводов, отделений, расчетов.

Тактическое учение прошло организованно. Командарм высоко оценил действия командира батальона гвардии капитана М.С. Осинцева, а также командиров рот и взводов. Одновременно он потребовал от командира полка гвардии майора И.Г. Шепелева, от всех командиров и политработников подразделений продолжать учить солдат, сержантов и офицеров отличному владению оружием и тактикой ведения боя в условиях Крыма, выносливости и организованности, сознательному выполнению своего долга.

Обращаясь непосредственно к солдатам и сержантам, командарм сказал:
— Вы, товарищи, не должны бояться огневого вала, нужно использовать его во время сближения с противником. Ведь враг прячется в траншеях, дотах и дзотах, боится высунуть голову, когда идет обстрел. В эти минуты вы без потерь доберетесь до траншей. А когда огневой вал передвинется дальше, в тыл врага, забрасывайте его траншеи гранатами, поливайте свинцом, а затем — и сами в траншеи! Добивайте фашистов штыком и прикладом.

В напряженной учебе быстро летели дни. 17 марта мы отпраздновали вторую годовщину присвоения дивизии гвардейского звания. Во всех подразделениях прошли беседы о боевом пути соединения, о героических подвигах однополчан. В полку после официальной части состоялся концерт художественной самодеятельности.

8 апреля войска 4-го Украинского фронта перешли в наступление. Но тяжелая артиллерия начала крушить оборону врага еще за несколько дней до атаки. Артиллерии помогала авиация. А потом подключились «катюши». Земля стонала от страшных ударов и разрывов: казалось, гигантские молоты беспрерывно бьют по наковальне.

Передний край противника на Турецком валу пылал в огне. В небе клубились черные тучи дыма и пыли.

Когда огневой вал удалился в глубь немецкой обороны, гвардейцы подняли чучела и закричали «ура». Это ввело гитлеровцев в заблуждение. Они снова заняли первую и вторую траншеи, готовясь отражать атаку. Но в это время огневой вал возвратился на передний край врага.

Так повторялось три раза.

Только за четвертым огневым валом в воздухе поднялась серия разноцветных ракет и в бой вступила «царица полей» — гвардейская пехота. В небе ее сопровождали десятки штурмовиков, а на земле — сотни танков, самоходок, пушек. Наступил час возмездия. В Крым вступала советская гвардия!

Организуя подготовку к освобождению крымской земли, командование 2-й гвардейской армии позаботилось о создании штурмовых отрядов и групп: они оправдали себя в предыдущих боях при прорыве обороны противника. Кроме того, были сформированы подвижные и десантные отряды.

В один из армейских подвижных отрядов были включены 2-й стрелковый батальон, саперный взвод и отделение разведки нашего полка. В этом же отряде находились батарея 76-мм пушек артиллерийского полка, батарея истребительного противотанкового дивизиона и танковый армейский батальон. Возглавил подвижной отряд заместитель командира дивизии Герой Советского Союза гвардии подполковник Л.И. Пузанов. Отряду была поставлена задача — с ходу преодолеть оборонительный рубеж противника на реке Чатырлык, вырваться на степные просторы Крыма и овладеть городом Евпатория.

1-й стрелковый батальон был включен в состав десантного отряда, куда входили также отделение полковых разведчиков, саперный взвод, два 82-мм миномета и две 45-мм пушки. Командовал десантным отрядом начальник штаба полка гвардии майор В. И. Тимошенко. Автор этих строк был утвержден его заместителем по политчасти.

Для нашей дивизии, которая от реки Мышкова до Перекопа вела наступательные бои исключительно в степях, высадка десанта, его боевые действия с форсированием водной преграды являлись своего рода новинкой. А то, что батальоны 72-го гвардейского полка стали основными боевыми подразделениями подвижного и десантного отрядов, окрыляло нас, вызывало законную гордость. Каждый воин стремился оправдать оказанное доверие.

К вечеру 11 апреля десантный отряд сосредоточился на мысе Карт-Казак, в 150–200 метрах от берега Каркинитского залива.

Перед форсированием надо было довести до личного состава боевую задачу. А она, эта задача, необычная. Ведь у десантников нет исходных позиций на твердой земле, они должны зацепиться за берег, чтобы потом уж вести бой.

Об этом и повел речь на митинге гвардии майор Владимир Иванович Тимошенко.

— В эти минуты, — говорил он, — передовые дивизии нашей армии ведут ожесточенные бои на Ишуньских позициях. Подвижной отряд Героя Советского Союза Пузанова, как только будет преодолена оборона гитлеровцев на Ишуни, должен прорваться через третий рубеж немецкой обороны на реке Чатырлык и двинуться на Евпаторию.

Тимошенко четко выговаривал каждое слово, как будто отдавал приказ. Черные глаза его горели, а на красивом, коричневом от загара лице играла улыбка. На него приятно было смотреть — его взгляд и речь, казалось, излучали неисчерпаемую энергию. Эта энергия невольно передавалась слушателям, заряжая их бодростью и уверенностью в победе.

— Какова наша задача? — спрашивал Тимошенко и отвечал: — Как только стемнеет, мы на лодках переправимся через Каркинитский залив и совершим форсированный марш. Затем с ходу ворвемся в село Воронцовку и выйдем навстречу подвижному отряду Пузанова, чтобы помочь ему прорваться через Чатырлык и выйти на оперативный простор. Для выполнения этой задачи мало одной отваги — нужна еще строжайшая дисциплина, особенно во время форсирования залива и высадки. Каждый из вас, боевые друзья, должен помнить об этом!

В полку гвардии майора Тимошенко любили за ум и храбрость, за внимание к людям. Воевал он всегда разумно, расчетливо, берег людей. Вырос от командира взвода до начальника штаба полка, участвовал во многих тяжелых боях. Его грудь уже в то время украшали два ордена Красного Знамени и орден Богдана Хмельницкого.

Митинг продолжался. Я предоставил слово бывалым воинам: саперу гвардии сержанту Стефану Векшину и разведчику гвардии старшему сержанту Александру Горячеву, которым уже приходилось участвовать в десантах. Они поделились опытом, рассказали, как нужно вести себя во время форсирования залива и высадки на берег. Десантники с жадностью ловили каждое слово товарищей.

Оставалось рассказать о самом Каркинитском заливе и о том, что происходило здесь в ноябре 1920 года.

— Многих интересует, — начал я, — глубина залива. Купель здесь что надо. В том месте, где мы будем форсировать залив, его глубина достигает 10 метров, а в открытой части доходит до 20. Если выдержим направление, то нам предстоит проплыть почти семь километров. Но мы — не первые. Сиваш и Каркинитский залив форсировали бойцы Михаила Васильевича Фрунзе и Василия Константиновича Блюхера.

Еще до митинга мы выяснили, все ли умеют плавать. К нашему огорчению, многие плавали плохо. Было решено распределить людей по лодкам так, чтобы хорошие пловцы — гвардейцы в тельняшках, ставшие уже ветеранами полка, в трудную минуту могли оказать помощь тем, кто вовсе не умеет плавать.

С заходом солнца небо покрылось тучами, начал накрапывать дождик. Нам это было на руку.

Первой заскользила по воде лодка разведчиков во главе с Александром Горячевым, спустя пять минут — лодки с пулеметчиками. С ними был и Тимошенко. Еще через десять минут двинулись автоматчики и автор этих строк. А чуть позже — роты батальона во главе с его командиром А.С.Канаевым, замполитом И. М. Мироновым и начальником штаба Я.Т.Шуршиным. Замыкали нашу «флотилию» лодки минометчиков и артиллеристов гвардии лейтенантов М. Д. Литвиненко и И. В. Близнюка.

Плыли долго. Но вот показалась черная полоса берега. Там было тихо... К берегу одна за другой подходили лодки с десантниками. Гвардейцы по пояс в воде перетаскивали на руках пушки, минометы, пулеметы, боеприпасы. Не прошло и тридцати минут, как отряд закончил высадку, построился в колонну и двинулся вслед за разведчиками и саперами. Артиллеристы впряглись в лямки и тянули орудия. Им помогали автоматчики. Минометчики несли на вьюках минометы.

Пройдены первые три километра. В стороне остался поселок Новый Кызылбай. Мы чуть-чуть передохнули. А в это время хорошо сработали разведчики. Продвигаясь впереди отряда, они обнаружили группу гитлеровцев, двигавшуюся нам навстречу. По команде гвардии старшего сержанта Горячева разведчики разделились на две группы и залегли по обе стороны дороги. Подпустив фашистов на близкое расстояние, они бросились на них. В считанные секунды были обезоружены и связаны семь солдат и фельдфебель.

Из допроса выяснилось, что немцы направлялись на побережье залива, чтобы сменить ночную охрану, прозевавшую высадку нашего десанта.

Мы торопились: на востоке разгоралась заря. Совершив форсированный 12-километровый марш-бросок, десантники вышли к селу Воронцовка и сразу же вступили в бой. Наша помощь наступающим войскам оказалась как нельзя кстати. Об этом армейская газета вскоре напишет:
«Советские полки не слезали с плеч противника, начиная с самого Перекопа. Так они ворвались и на Ишуньские позиции, имевшие 10 линий траншей... С ходу прорван второй рубеж, но враг упорствовал, сопротивлялся...

И вдруг дьявольской силы удар в спину противника из глубины Крымского полуострова... Это были цепи батальона из полка гвардии майора Шепелева, скрытно, ночью, форсировавшие Каркинитский залив.

Появление их там казалось каким-то наваждением, столь невероятным, невыразимым, ошеломляющим оказался удар гвардейцев Шепелева. В стане врага начался хаос. Погасли ракеты, немецкие пулеметы захлебнулись...»

Около 5 часов утра 12 апреля мы встретили подвижной отряд Пузанова. Боевая задача десантниками выполнена!

Отряд Пузанова, выйдя на оперативный простор, продолжал двигаться к Евпатории: впереди шли танки, за ними автомашины с автоматчиками и саперами. В центре отряда машины со стрелками из батальона гвардии капитана М.С. Осинцева, затем артбатарея.

Первые населенные пункты отряд проскакивал не задерживаясь. Танки сбивали с дороги растерявшихся фашистов, давили гусеницами обозы. Солдаты, сержанты и офицеры, находясь на открытых машинах, поливали свинцом удиравших гитлеровцев. Но чем ближе отряд подходил к Евпатории, тем становилось труднее. В селах и хуторах, превращенных в опорные пункты, враг упорно сопротивлялся. Все чаще приходилось останавливаться и вступать в бой.

Местные жители оказывали отряду посильную помощь, направляли его по безопасным, не заминированным степным дорогам.

Самым тяжелым был бой во второй половине ночи, когда отряд подошел к населенному пункту Шибань (ныне село Победное). Два наших танка подорвались на минах перед самым мостом. Саперы под огнем врага начали разминировать мост, а роты гвардии лейтенанта М. И. Кулькова и гвардии старшего лейтенанта М.А. Будникова, преодолев речушку вброд, пошли на штурм опорного пункта. Артиллеристы и минометчики быстро приняли боевое положение и открыли по врагу огонь. Около двух часов продолжался этот ночной бой. Отряд потерял 18 человек и 5 танков, но вражеский опорный пункт был ликвидирован.

На рассвете 13 апреля подвижной отряд подошел к Евпатории. Немецко-фашистские войска в самом городе не смогли оказать нам серьезного сопротивления. К тому же почти одновременно с отрядом Пузанова в Евпаторию вошел с запада подвижной отряд 3-й гвардейской стрелковой дивизии. К 9 часам утра вражеский гарнизон был разгромлен, Евпатория вновь стала советской!

Мне не довелось в тот момент быть в городе: наш десантный отряд действовал левее. Но о событиях, связанных с освобождением Евпатории, я знаю по рассказам очевидцев, в том числе гвардии капитана М.С.Осинцева, комбата из нашего полка. Михаил Сергеевич сейчас живет в Смоленске, работает на одном из заводов. Мы переписываемся. Как-то я заехал в Смоленск, и мы вдоволь наговорились, вспоминая боевой путь родной дивизии.

Оккупанты нанесли Евпатории огромный ущерб. Они уничтожили более 12 тыс. жителей и около 5 тыс. человек вывезли в Германию. Все санатории, школы, больницы, вокзал и другие здания были превращены в развалины.

Политработники гвардии майор Л.X. Рейнгольд, гвардии капитан Л.В.Пашков и гвардии лейтенант В. А. Амиров организовали в освобожденном городе митинг, на котором присутствовали и местные жители.

После митинга агитаторы раздали евпаторийцам свежие газеты и журналы, листовки, выпущенные политуправлением 4-го Украинского фронта. В центре города на видных местах были расклеены плакаты, листовки и художественно оформленный текст Гимна Советского Союза.

К исходу дня 13 апреля полки дивизии освободили от немецких захватчиков город Саки. В тот же день соединения 4-го Украинского фронта, наступавшие в Крыму, освободили Симферополь и Карасубазар (Старый Крым), а войска Отдельной Приморской армии — Феодосию.

Для нас это был настоящий праздник.

Вскоре наша 24-я гвардейская стрелковая дивизия стала именоваться «Евпаторийская».

В конце апреля дивизия передислоцировалась в долину реки Кача и начала активно готовиться к боям за освобождение Севастополя. Разведчики и снайперы дни и ночи проводили на переднем крае: первые вели наблюдение, изучали участки фронта, где дивизия должна прорывать оборону врага, вторые занимались истреблением фашистских вояк.

 

По материалам http://militera.lib.ru/memo/russian/redko_bf/05.html
       Группа сайтов
       Новости и анонсы

21.11.12: 71 год назад началась первая массовая операция по уничтожению евпаторийцев "Палестина" - уничтожение евреев на Красной горке. Перечитайте роман А.Н. Стома "Сквозь мутные стекла времени", в художественно - документальной форме рассказывающий о событиях тех лет

Добавлена статья о немецкой разведшколе в Евпатории

В романе А.Стома "Сковзь мутные стекла времени" добавлена реальная фотография Е.А. Жуковской-Босс

09.06.11: открылся мой сайт по истории Евпатории в Великой Отечественной войне

   
Ключевые слова:
Евпатория, История, Евпатория в Великой Отечественной войне, В боях за Крым. Освобождение Евпатории
 

При размещении материала, взятого с сайта "Евпатория военная", активная гиперссылка на сайт обязательна
При использовании фотографий, взятых с сайта "Евпатория военная", запрещено удаление водяных знаков с адресом сайта

2011-2014 Maxx
История Евпатории. Евпатория в Великой Отечественной войне